i_nteres (i_nteres) wrote,
i_nteres
i_nteres

"Боги" Бродского

Бродский корр.jpg

Меня пригласили в библиотеку города на мероприятие, посвященное Иосифу Бродскому. Я не был ранее знаком с его творчеством. Все мои познания, по поводу поэта сводились к тому, что его за что-то выслали из СССР. К антисоветчикам отношусь не очень хорошо, потому как накалённый антисоветизм обычно приводит к ненависти ко всей России, но решил сходить. И не пожалел.

Я, вообще, противник того,

чтобы огульно лепить ярлык на человека и отворачиваться от его творчества из-за биографии. Талантливый поэт пишет соответствующие стихи. Творчество Евтушенко мне, например не нравится, но это не помешало выучить наизусть стихотворение "Карьерист".

Поскольку просто сидеть и слушать было не интересно, я выучил к мероприятию одно из стихотворений Бродского – "Дидона и Эней". Это, наверное самый драматический эпизод в эпической поэме Вергилия "Энеида". Выбрал очень удачно, так как мини-исследование стихотворения и биографии автора привело меня к неожиданным выводам.

Немного контекста. Эней – один троянских героев, бежавший из города, после его падения, со своими людьми. Не подумайте чего плохого про героя – ему так велели боги. Богами, во главе с Юпитером (Зевсом), ему было завещано основать новый народ, который потом станет самым великим в мире (это про римлян). Юнона (Гера) же немного знала будущее, в том числе и то, что римляне, впоследствии, разрушат близкий её сердцу Карфаген.

Юнона вредила, как могла, и в результате одного из злоключений, корабли Энея выбросило близ (ирония судьбы!) Карфагена. Там гостей встретили очень хорошо (почему? это – отдельная большая тема), а местная царица и основательница города, Дидона, полюбила Энея.

После годового отдыха путешественников, Юпитер решил напомнить своему любимцу, что пора бы и честь знать. Причем из-за того, что Энею, при основании нового рода, предстояло совершить династический брак, Дидону брать с собой было крайне не рекомендовано. Потому наш герой решил проблему испытанным способом – уплыл потихоньку. Ну, боги же приказали.

Дидона с горя бросилась в костёр.

Теперь само стихотворение, которое, естественно является авторской интерпретацией сюжета (читать на манер греческого гекзаметра):

Великий человек смотрел в окно,
а для нее весь мир кончался краем
его широкой, греческой туники,
обильем складок походившей на
остановившееся море.
                 Он же
смотрел в окно, и взгляд его сейчас
был так далек от этих мест, что губы
застыли, точно раковина, где
таится гул, и горизонт в бокале
был неподвижен.
         А ее любовь
была лишь рыбой - может и способной
пуститься в море вслед за кораблем
и, рассекая волны гибким телом,
возможно, обогнать его...
          Но он -
он мысленно уже ступил на сушу.
И море обернулось морем слёз.
Но, как известно, именно в минуту
отчаянья и начинает дуть
попутный ветер. И великий муж
покинул Карфаген.
         Она стояла
перед костром, который разожгли
под городской стеной ее солдаты,
и видела, как в мареве его,
дрожавшем между пламенем и дымом,
беззвучно рассыпался Карфаген

задолго до пророчества Катона.

(1969г.)

К Энею можно относиться по-разному, но первый слой стихотворения лежит на поверхности: при дилемме высший долг/любовь, настоящий герой выбирает долг. К тому же у Бродского явно указано, что Дидона не в состоянии быть достойной спутницей Энея уже в первых строках: он, смотрящий в будущее, и она, замкнутая на своей любви к одному человеку.

После ознакомления с описаниями жизни поэта, стало понятно, что его музой долгое время была Марина Басманова, которая даже родила ему сына в 1967 году. Получается, что второй слой стихотворения это – описание отношений Бродского со своей возлюбленной, точнее решения их разорвать для выполнения какой-то высшей миссии.

"Дидона…" была написана за 3 года до вынужденной эмиграции Бродского в 1972 году. Получается, что он предвидел, предчувствовал неизбежную разлуку. Или точно знал? И что за "Карфаген" рушился в последних его строках?

Ответ я нашёл, благодаря статье "Между молотом и наковальней. Как крушили сознание советского человека". Стихотворение, которое рассмотрел antiseptic, "Представление", повергло меня в небольшой шок.

Написано оно было уже в эмиграции, в 1986 году. Стихотворение просто пылает ненавистью к советскому народу, русской культуре и православию. Кроме того, оно бьёт по культурным ценностям вообще, так как в нём марается всё, что только можно: высшее и низшее меняется местами, священное рифмуется с матом и прочее растабуирование. Причем написано со знанием дела: смачно, подробно и с удовольствием.

Чем не угодил Бродскому Толстой?
Чудо-юдо: нежный граф
 Превратился в книжный шкаф!


Православные?
Дайте мне перекреститься, а не то - в лицо ударю…

Кремль?
Кремль маячит, точно зона...

Даже тучи над нашей страной ему не угодили
Глянь - набрякшие, как вата из нескромныя ложбины,
размножаясь без резона, тучи льнут к архитектуре.


Русскому Северу тоже досталось:
"Бурлаки в Североморске
  тянут крейсер бечевой,
  исхудав от лучевой".


И это я выбрал не самые ядовитые строки. Для полного понимания всей ненависти лучше прочесть оригинал. В 1991-м (или 1992-м) Дибров создал клип (сейчас это называется "перфоманс") на это стихотворение, в котором, благодаря видеоряду, сумел совершить невозможное – добавил ещё яда. Например, фразу "Между прочим, все мы дрочим" произносят дети.


Но ведь этого не было в раннем Бродском. Откуда такое? Как мог написать такое автор таких строк:

Мой народ, не склонивший своей головы,
Мой народ, сохранивший повадку травы:
В смертный час зажимающий зерна в горсти,
Сохранивший способность на северном камне расти.


Мой народ, терпеливый и добрый народ,
Пьющий, песни орущий, вперёд
Устремленный, встающий — огромен и прост —
Выше звёзд: в человеческий рост!

Мой народ! Да, я счастлив уж тем, что твой сын!
Никогда на меня не посмотришь ты взглядом косым.
Ты заглушишь меня, если песня моя не честна.
Но услышишь её, если искренней будет она.


Ответ на это можно найти, если внимательно прочитать биографию Бродского. Его с молодости одновременно и пестовали, как поэта, и воспитывали ненависть к СССР. "Система" с ним как бы боролась, но не до конца.

Приговорили к 5 годам принудительных работ за тунеядство и отправили в ссылку в Архангельскую область, но уже через 1,5 года отпустили по УДО. Хотя, за это время наш герой успел получить множество нареканий за прогулы и даже 15 суток ареста за отказ от выполнения работы (тоже выпустили раньше срока). Кстати, время в этой ссылки, сам Бродский называл лучшим временем в своей жизни. Он усиленно писал и изучал творчество зарубежных классиков. (Интересно, откуда у него появлялись  книги в период дефицита, даже ещё и в далёкой деревне?)

Пару раз отправляли "лечить" в "психушку". Но разве не знаем мы, что в соответствующих заведениях могут сделать с человеком такое, что он не сможет ни читать, ни писать, ни даже говорить? Но всё закончилось благополучно. КГБ не смогло или не захотело?

Потом лишение гражданства и высылка из страны. Можете себе представить, чтобы из страны выслали серийного убийцу или вора какого? Кто знал бы Бродского, при запрете на печать его стихов в СССР? Он был бы широко известен в узких кругах. В очень узких. И всё. Кого бы на Западе волновала его судьба, кроме части русских эмигрантов?

Выдворенный из СССР Бродский получил возможность печататься большими тиражами. Уже с самолёта его встречал профессор Мичиганского университета и, по совместительству, владелец издательства (специализирующегося на издании книг авторов, запрещенных в СССР), К. Проффер.

Получается, что поэта в СССР "прессовали" ровно настолько, чтобы вызвать ненависть к государству, но не страх к "органам". И этим занималось КГБ, точнее его часть. Зачем, спросите вы? Это уже другой вопрос. Но факты указывают именно на планомерную работу по выработки ненависти. Причем на Западе кто-то принял эстафету и продолжил её усиливать. Уезжать Бродский не хотел и надеялся вернуться в родной город – Ленинград, но когда такая возможность представилась, с развалом Советского Союза, не стал. Даже похоронить себя завещал в Венеции (Венеция, как антипод "Северной Венеции").

Накалённый антисоветизм привёл к ненависти ко всей России. Кстати, вот мы и нашли ещё один пазл, позволяющий понять стихотворение "Дидона…" – развал СССР. Это и есть Карфаген, разрушать который отправился за море Эней-Бродский. Причём, знал это ещё в 1969-м году!

Что за "боги" предсказали Бродскому такое будущее – вопрос открытый. Но очень похоже, что поэта по жизни вела не судьба, а нечто более приземлённое.

Tags: Бродский, Эней, информационно-психологическая война
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments